Мать издевается над ребенком

У ребёнка были порваны уши, живот был в ссадинах и царапинах. В различных травмах было всё тело. Сам мальчик рассказал отцу и бабушке, что отчим бьет его постоянно.

Ребёнка доставили в больницу, где медики диагностировали у него синдром жестокого обращения с детьми, множественные ушибы головы, лица, спины. Сейчас он выписан и находится с родным отцом и бабушкой. Они собираются лишить мать ребенка родительских прав. Сама женщина, как и её сожитель, ситуацию никак не прокомментировали и написали встречное заявление в полицию на бабушку и отца ребёнка на клевету в их сторону. В нём они утверждали, что ребёнок поранился, упав с кресла.

— Следственным комитетом России по Омской области проводится расследование по факту причинения 4-летнему мальчику телесных повреждений. Уголовное дело возбуждено по статье 117 УК РФ, — сообщили в пресс-службе СУ СК по Омской области.

Следователи продолжают проверку по делу.

Напомним, что ранее в Омске произошел ещё один громкий случай с издевательствами над ребёнком. По данным следователей, отчим 8-летнего мальчика, 35-летний программист Сергей Казаков, на протяжении двух месяцев — с апреля по май — жестоко наказывал своего пасынка за малейшие проступки, поскольку считал, что тот «отбился от рук». Ставил его на долгое время коленями на гречку, из-за чего впоследствии ребёнку потребовалась операция. Мать мальчика, 27-летняя Алина Юмашева, была в курсе происходящего, но не вмешивалась, поскольку не считала такое наказание болезненным. Она сейчас также проходит по делу как обвиняемая. При этом сам ребёнок просил оставить её с ней, а об отчиме отзывался плохо. Несмотря на это, ребёнка отдали в интернат, а органы опеки, которые сначала оставили мальчика с матерью, будут проверяться.

В мессенджерах и социальных сетях пользователи из Новосибирска обмениваются видео, на котором мать издевается над маленькой девочкой. Ребёнку на вид три-четыре года, взрослая женщина ходит прямо по малышке, садится ей на лицо, наступает на голову и грудь. Ужасные кадры взволновали жителей Новосибирска, они требуют, чтобы полиция нашла женщину и спасла ребёнка.
«Просим помощи в установлении личности так называемой мамаши. Может кто-то узнает её. Надо подключить всех для установления этой твари. Уважаемые люди, пожалуйста, передайте всем своим контактам, чтобы попало в органы опеки, в РУВД, помогите спасти ребёнка от этого животного, от этой мамаши-твари», — такое сообщение распространяют в мессенджерах вместе с видео.
Публиковать ужасающие кадры издевательства над ребёнком редакция «Вестей» не станет, приведём лишь несколько наиболее «безобидных» скриншотов из этого видео. Сибиряки уверены, что женщина на этих кадрах живёт где-то рядом и её необходимо вычислить.

Как удалось выяснить журналистам «Вестей», данное видео было снято совершенно в другой стране. 8 ноября американское издание «Metro US» опубликовало это же видео. Согласно данным материала, полиция города Корпус Кристи штата Техас выложила кадры с издевательствами над ребёнком, чтобы люди помогли идентифицировать женщину с татуировкой на ноге.
Изначально видеозапись распространилась в закрытых сообществах соцсети Facebook, куда можно попасть только по приглашению. Журналисты предположили, что запись с насилием над ребёнком была сделана для получения денег за просмотры. Так ли это на самом деле в данный момент неизвестно.
Женщину на этом видео приняли за жительницу своего региона не только жители Новосибирска. Жители Татарстана, Башкирии и Алтая также начали активно распространять в мессенджерах и СМИ информацию об издевательствах над девочкой трёх-четырёх лет с требованием разобраться в ситуации. Также подобные обращения в СМИ поступали в Казани, Нижнем Новгороде, Чите и других отечественных городах.
Личность женщины, судя по всему, до сих пор не установили, однако ряд СМИ сообщает, что она из Мексики. На источники информации журналисты не ссылаются, поэтому проверить эти данные не получается.

Плод плохого воспитания

Как помогают пожилым людям, попавшим под горячую руку своим отпрыскам, корреспондент «Ленты.ру» выяснял в центре бесплатной юридической помощи, организованном в рамках проекта Консорциума женских неправительственных объединений.

«Я больше не могу. Я устала», — говорит немолодая дама с потухшим взглядом. Ссутулившись, она сидит напротив адвоката Мари Давтян.

70-летняя пенсионерка Лариса Ивановна боится своего сына — 40-летнего бугая весом 180 килограммов и ростом под два метра. Они живут вдвоем в двухкомнатной квартире на востоке Москвы.

Трудно сказать, когда именно в их семье что-то пошло не так. Мать привыкла содержать безработного сына, а тот с годами становился все агрессивнее.

«Сама виновата — не так его воспитала» — слышит она обычно в ответ на свои жалобы от соседей, участкового, соцработников.

Насилие взрослых детей над родителями — одна из форм домашнего насилия — широко распространено и в России, и во всем мире.

«Судя по тому, что мы видим, работая с пострадавшими, подобных случаев достаточно много, и чем дальше, тем больше», — говорит Мари Давтян. Правда, официальной статистикой рукоприкладства в отношении родителей со стороны их отпрысков она не располагает.

Злые детки

Семейный психолог Екатерина Мурашова в своей статье рассказывает, как однажды к ней на консультацию пришла мать 16-летнего подростка. Некогда прекрасный мальчик превратился в домашнего тирана.

«Никуда не ходит, по дому ничего не делает, еду сжирает по ночам прямо из кастрюль, личной гигиеной пренебрегает. На все попытки убеждения отвечает: «отвали» с добавлением мата. Он метр восемьдесят три ростом, и если ему перечить, бешеным делается. Боюсь, если я сделаю, как вы говорите, он меня убьет или покалечит», — приводит психолог слова женщины. Всю жизнь она проработала библиотекарем, а сына воспитала одна.

«Об этом варианте домашнего насилия не то что не говорят — его просто как бы не существует. Подростки — всегда праведно страдающая сторона. Они такие ранимые, они так тонко чувствуют. Масса книжек про то, как родители неправильно и жестоко с ними обращаются, не учитывают их потребности и интересы». — отмечает психолог.

И приводит в пример другой случай. Над матерью измывается дочь, не стесняясь напоминать ей, что родители по закону обязаны обеспечивать детей до совершеннолетия. У матери свой бизнес, дочь учится в частной школе.

«Они молчат и до последнего не выносят сор из избы. Им просто жутко стыдно. Да и помощи нет нигде. Я знаю, где и как помогут жертве насилия — ребенку, подростку. Если вскроются факты, общество возмутится и более или менее конструктивно встанет на его защиту. Я знаю, куда позвонить и где укрыться женщине, которую бьет муж или сожитель. А вот этим? Кроме всего прочего, они твердо знают: в конце концов все осудят их самих. Этим матерям никто даже не сочувствует. Если и не говорят, то думают обязательно: что ж, сама виновата, сама такого/такую воспитала. Вот теперь и расхлебывай!» — резюмирует психолог.

Тиран в хорошем костюме

По словам Мари Давтян, причины того, что дети глумятся над своими родителями, кроются не в плохом воспитании.

«Домашнее насилие транслируется из семьи. Огромное количество исследований, причем в разных странах, показывают одно и то же: дети — свидетели насилия или потерпевшие от него в будущем превращаются в агрессоров. Неважно, видели ли они это в своей семье или в какой-то другой. В 70 процентах случаев, вырастая, эти дети ведут себя так же. Это трансляция опыта из поколения в поколение», — говорит адвокат.

Большое заблуждение считать, что бьют своих родственников только алкоголики и наркоманы. «У нас есть айтишники, инженеры, которые ходят на работу в чистых костюмчиках с галстучками. В жизни не подумаешь, что приходя домой, он поднимает руку на близкого человека. Они психически здоровы, просто у них такая модель поведения», — поясняет она.

По статистике среди жертв домашнего насилия 70 процентов — женщины, пять процентов — мужчины, остальные — дети.

Протянуть руку помощи

Дочь отказывалась кормить отца. Он не мог передвигаться самостоятельно: либо лежал, либо сидел в инвалидном кресле. «Лучше бы ты умер, мешаешь нам жить, ты никому не нужен», — слышал он постоянно от дочери.

«Чуть до суицида его не довела», — говорит Мари Давтян. Он готов был уехать в дом престарелых, чтобы не мешать дочери жить. К юристам обратился племянник пенсионера, рассказал о проблеме, после чего привлекли прокуратуру.

С жертвами домашнего насилия этого вида трудно работать, потому что родители не винят своих детей, жалеют их, не хотят причинить им вред. «Преобладает чувство вины перед детьми. Вот этот наш дедушка объяснял, что в детстве мало уделял внимания дочери, все время работал, дома бывал редко, корил себя, что сам запустил дочь после смерти ее матери», — объясняет Мари.

Вмешалась прокуратура, дочь уехала из Москвы. Ее отец еще два года спокойно прожил в своей квартире под присмотром племянника. Дочь получила свое наследство.

Трудности расследования

Нередко в юридической практике, чтобы помочь запуганным и забитым (в прямом смысле слова) старикам, полиция привлекает их агрессивных отпрысков к уголовной ответственности по статье 119 УК РФ («Угроза убийством») или статьям о причинении небольшой тяжести вреда здоровью и побоях. Но расследования обычно разваливаются — и вот почему.

«Пришла женщина преклонного возраста — девятый десяток лет разменяла. Плачет, черные, как смола, синяки под глазами, разбитые губы. Участковый материал собрал как надо, чтобы внучку-алкашку привлечь по угрозе убийством (она обещала разбитой бутылкой перерезать горло бабушке). Дело я возбудил. И что в итоге? Приходит пострадавшая и требует ее допросить повторно. Возбуждай, говорит, начальник, на меня дело о клевете, доносе, оболгала я кровинушку свою…» — рассказывает дознаватель одного из райотделов столицы.

Очевидно, что на нее оказывали давление — уговоры, угрозы, не суть. Но процессуально в дураках остаются и органы, и несчастная потерпевшая. Иногда такие дела прекращаются за примирением сторон (это нереабилитирующее основание). Но бывает, что агрессор, заручившийся поддержкой адвокатов, требует прекращения преследования за отсутствием состава или события преступления, чтобы остаться чистым перед законом. Юридические последствия таких решений — вплоть до возбуждения уголовного дела в отношении полицейских. Поэтому и не любят правоохранители связываться с «кастрюлькиными разборками».

Тотальность нарушения и вред самому себе: как отличить патологию

Как вообще отличить здоровое поведение родителей от нездорового? Трудность в том, что четкую границу между нормой и патологией не могут провести даже специалисты. Есть целый спектр вариантов между особенностью характера (которую психологи называют акцентуацией) до болезни, которая тоже может быть выражена в разной степени. Существуют пограничные расстройства — состояния на грани между здоровьем и болезнью, когда при стрессе человека «выносит» в неадекват.

Например, каждый человек время от времени испытывает тревогу. Мама беспокоится, что маленький ребенок ударится, и, чтобы это предотвратить, закрывает острые углы в квартире.

Тревожность бывает повышенной: мать боится, что ребенок ударится, и запрещает ему кататься на роликах и велосипеде.

Тревожность может быть патологической: ребенок давно вырос, но мать продолжает переживать, что он может разбиться. Когда он отправляется в поездку, она звонит и зачитывает инструкции по безопасности или попросту впадает в истерику. Если такое случается, но в отдельных непривычных для матери ситуациях — это, скорее всего, тоже в пределах нормы. Если же регулярно — возможно, речь идет о тревожном расстройстве.

Есть некоторые общие признаки, по которым можно заподозрить патологию.

Прежде всего, это тотальность нарушения: психическое расстройство затрагивает все сферы жизни человека, проявляется во многих ситуациях и сопровождает его всю жизнь.

Чаще всего расстройство развивается в молодости, до 20–30 лет. С возрастом оно может усилиться или, напротив, быть скомпенсировано при благополучных условиях жизни и развитом самоконтроле.

Женщины в возрасте около 50 в группе риска: на фоне возрастной гормональной перестройки может усилиться тревожность и депрессивность, а в редких случаях — начаться более серьезное психическое заболевание.

В группе риска мужчины и женщины с определенными соматическими заболеваниями: это нарушения кровоснабжения мозга, расстройства сна, некоторые гормональные нарушения, длительные тяжелые заболевания, которые истощают организм. Всё это может физически сказаться на работе мозга и вызвать сбои.

Во-вторых, какой бы неприятной личностью ни был «трудный родитель», больше всего от своего безумия страдает он сам. Он ежедневно испытывает массу неприятных эмоций и переживаний, годами живет с ощущениями страха, раздражения, боли, подавленности.

Если здоровые люди переживают из-за проблем, для нездорового представляет проблему сама повседневная жизнь. «Нарциссы» и «социопаты» тоже страдают: первые — от сильнейшего стыда за свое несовершенство, вторые — от внутренней пустоты. В пожилом возрасте состояние таких людей, как правило, ухудшается: депрессивность, тревожность или паранойяльность выходят на передний план, из-за этих качеств они чаще всего одиноки и не реализованы.

Если же родственник издевается над вами, но при этом сияет жизнелюбием и самодовольством, проблема не в болезни, а в его личности.

В-третьих, психически нездоровый человек относится к своему поведению некритично.

Чаще всего он не понимает, чем же он так невыносим для вас, и даже может искренне считать жертвой самого себя (жертвой «неблагодарных» детей, «тупых» коллег, «завистливых» друзей или даже целого заговора против его персоны).

В-четвертых, человек не способен избавиться от этих «недостатков» по своей воле. Даже если очень захочет, он не в силах перестать быть подозрительным, мнительным, мрачным, манипулятивным. С годами многие люди успешно учатся скрывать свои странности, но это не значит, что они перестают неадекватно мыслить и чувствовать.

Зачем разбираться в психических расстройствах родителей

Возможно, вы недоумеваете, зачем вообще копаться в причинах неадекватного поведения? Не лучше ли просто бежать со всех ног от такого человека?

Дело в том, что понимание проблемы — это путь к ее решению. Прежде всего, состояние больного можно улучшить с помощью медикаментов, психотерапии и здорового образа жизни.

Немало случаев, когда домашние скандалы и истерики прекращались после курса грамотно подобранных таблеток. Тревожность, раздражительность, хронически сниженное настроение, вспышки агрессии, бессонница — всё это симптомы, от которых реально избавиться.

Даже если убедить родителей подлечиться невозможно, вы можете изменить свое отношение к их выходкам: воспринимать их не как злобных тиранов или несчастных мучеников, а как нездоровых людей, от которых бесполезно ждать адекватности.

Самая разумная стратегия в общении с психически нездоровыми родителями — не прощение (которое любят советовать многие психологи), а принятие.

Чем отличается прощение и принятие — и почему можно не прощать родителей

Принятие того факта, что этот человек не способен дать вам те любовь и понимание, о которых вы мечтали в детстве и, может быть, мечтаете до сих пор. Маловероятно, что когда-то он/она станет лучше или раскается в прошлых ошибках. Также маловероятно, что он/она будет лучшим дедушкой/бабушкой для внуков, чем был родителем.

Вместо того чтобы бесконечно ждать невозможного, стоит направить силы на помощь самому себе: создавать комфортную вам дистанцию в общении с родителями и искать поддержку там, где ее могут дать.

В рубрику «Семейный вопрос» поступило еще одно горькое письмо от нашего читателя, в семье которого уже несколько лет длится конфликт между матерью и взрослым сыном.

«Здравствуйте, дорогая и любимая редакция! Обращаюсь к вам с надеждой, что газета поможет нам. Просьба помочь моей бывшей жене, над ней уже десять лет издевается сын, обзывает матом, бил ее и сестру, пока к участковому не сходили, запрещает ей и внукам ходить к матери. Так осталась она одна со своей бедой.

Началось все с того, что она забрала его жить к нам. Я был против, так как мы жили в доме на две семьи. Он пил, гонял жену топором, пока та не забрала дочку и не уехала в село в Запорожскую область. Продал он дом, который ему купила теща, пропил. И началась у нас веселая жизнь, пьянки, скандалы, драки… Зарезали кабана – украл мясо из холодильника и поменял на самогон. Умерли бабушка и дедушка, остался рядом домик. Дочь не выдержала, сбежала туда с внуками. Развелась – зять тоже пил с ним. Развелся и я, ушел жить отдельно.

А бывшая жена осталась с сыном, пыталась его лечить от алкоголизма. Кодировали – не помогло. Повезла к бабке, она его напугала, сказала, что ему поделали на смерть на водке. Он с перепугу бросил пить, а над матерью издеваться еще больше стал. Заставляет переписать дом на него. Пенсия у нее тысяча гривен, не знает, как прожить, а еще его содержит. Хорошо, хоть дочь помогает. А сын и сам не помогает, и другим запрещает.

На днях бывшая жена попросила внука принести воды, так он набросился на него с кулаками, думал, побьет его, как старую мать. Но внуку уже 16 – и полетел наш садист мордой в огород. Кричит: сниму побои, посажу в тюрьму, а ему самому давно туда пора. Позвонили мне, я приехал. Жене плохо, внук отпаивает ее лекарствами, а сынок даже не подошел. Орет, угрожает, мат на мате – что ему дети, если он собственную дочку выжил. Раньше она приезжала на каникулы, сейчас ей 13 лет, и уже два года она не приезжает.

Кроме денег, ему ничего не надо. Умер мой отец-фронтовик, я взял его ордена и медали на память, так он выкрал и продал.

У женщины, к которой он ездит, заболела мать, денег на лекарство не было – помог бы ей. А он скупил у них за копейки все золото и хвастался. Дочка в селе без копейки, а он устроился работать на фирму, хвалился, что зарабатывает больше, чем на заводе, деньги получает в конверте, чтобы не платить алименты. А когда на заводе получал четыре тысячи, им посылал по 100 гривен в месяц. Жена подала в суд, ему насчитали почти 30 тысяч долгу – забегал, думая, как не заплатить? Судебные исполнители дали ему бумагу, чтоб жена подписала. И тут ему повезло, приехала жена за разводом, он подписал бумаги на развод, а она ему эту бумагу. Кинулась – было уже поздно. Дочечка опять осталась без денег.

После нападения на внука, у дочери случился микроинфаркт, пролежала месяц в больнице, два будет лечиться амбулаторно, сколько денег ушло на лекарства. Чужие люди помогали, а он рад, у него в голове главное – наследство. Пусть живет мать 100 лет. Чтобы он не дождался!

Я очень прошу напечатать мое письмо в газете. Может, он прочтет, и у него проснется совесть. Он не думает, что сам с годами состарится, и с ним будет точно так же поступать его дочь».

Комментарий редакции

К сожалению, подобные конфликты между матерями и взрослыми сыновьями не раз становились темами публикаций в нашей газете. Бывали и такие случаи: соседи или родственники били тревогу, просили журналистов помочь несчастным матерям, но сами жертвы семейной тирании наотрез отказывались признавать проблему с сыном. Во многом – из страха перед собственным ребенком, который может учинить и физическую расправу. Однажды журналист «ПР» беседовал с пожилой женщиной – ее лицо и руки были в синяках, соседи в один голос заявляли, что сын-алкоголик ее бьет, но сама она утверждала, будто все в порядке! Естественно, что в милицию она тоже не заявляла, и издевательства продолжались…

Что советуют психологи? Довольно похожую на описанную в письме читателя ситуацию на сайте журнала «Рsychologies» прокомментировала психолог Лариса Харланова: «Чем бы ни было вызвано поведение сына, очень вероятно, поведение его не изменится просто потому, что оно долго складывалось. Не видно, что может его изменить. Сын уже не просто взрослый, а очень взрослый мужчина, которому пора жить самостоятельно.

Некоторые ситуации нужно решать не психологическими, а «физическими» способами, буквально разделяясь в пространстве. Родители имеют право на покой, на то, чтобы жить своей жизнью на своей территории». Слова письма, что «все началось с того, что она забрала его жить к нам» косвенно подтверждают правоту психолога.

Родители подарили нам жизнь. Трудно описать, какие усилия они приложили, чтобы вырастить нас такими, какие мы есть. Чего же ожидают родители в ответ? Им необходимы внимание, забота, в идеале – любовь, но прежде всего уважение.

В стихотворении Эдуарда Асадова очень точно подмечены нюансы взаимоотношений между детьми и родителями:

«Любя безгранично своих детей,

Родители любят не только их,

Но плюс еще то, что в них было вложено:

Нежность, заботы, труды свои,

С невзгодами выигранные бои,

Всего и назвать даже невозможно!

А дети, приняв отеческий труд

И становясь усатыми «детками»,

Уже как должное все берут

И покровительственно зовут

Родителей «стариками» и «предками».

А что думаете вы, дорогие читатели? Может, у кого-то из вас есть опыт разрешения такого затянувшегося семейного конфликта? Письма с мнениями можно направлять в редакцию «Приазовского рабочего» (пр. Ленина, 19) для рубрики «Семейный вопрос».