Забрала у ребенка телефон

Ситуация распространенная. На сегодня изъятие мобильных телефонов в ходе обследований, осмотров, обысков — одна из основных проблем соблюдения прав граждан, не имеющая четкого правового регулирования. В период формирования действующего законодательства (например — Конституция РФ от 1993 года) телефоны были исключительно средствами связи. Сегодня они превратились в носители колоссального количества информации.

Из одного изъятого телефона можно получить больше сведений, чем в результате нескольких оперативно-разыскных мероприятий или следственных действий. Для проведения, например, обыс­ка в жилище или контроля и записи переговоров необходимо разрешение суда, что обеспечивает процессуальный контроль.

А в случае с телефонами сотрудники органов стараются убедить нас в законности требований о добровольной выдаче личных мобильных телефонов и паролей к ним. Но должны ли граждане делать что-либо в ущерб своим интересам?

В мобильном телефоне может быть порядка пяти видов информации, относящейся к категории ограниченной доступности.

Например, информация, содержащая нотариальную тайну (статьи 16, 28 Основ законодательства РФ о нотариате), аудиторскую тайну (статья 9 Закона «Об аудиторской деятельности»), врачебную тайну (статьи 13, 92 Закона «Об основах охраны здоровья граждан в РФ»), и другая.

У любого человека в мобильном устройстве могут быть персональные данные, защита которых предусмотрена Законом «О персональных данных».

Пользуясь на телефоне различными приложениями (например, Госуслуги, Сбербанк и другие), мы имеем доступ к информации, содержащей сведения о получателе социальных услуг (статья 6 Закона «Об основах социального обслуживания граждан в РФ»), банковской тайне (ч. 2 статьи 857 ГК РФ, статья 26 Закона «О банках и банковской деятельности») и так далее.

Нельзя забывать и о самой тайне связи, предусмотренной непосредственно ст. 23 Конституции. В целом сведений, относящихся к категории ограниченной доступности и охраняемых законом, — более 70 видов.

Очевидно, что в регулировании этого вопроса имеется существенный законодательный пробел, допускающий ущемление прав граждан.

Сегодня мобильные телефоны даже не относят к электронным носителям информации, для изъятия которых была введена статья 164.1. УПК РФ (Особенности изъятия электронных носителей информации и копирования с них информации при производстве следственных действий). Конкретного указания на мобильные средства связи нет.

Обыск в организации не дает права проведения личных обыс­ков у работников. Если мобильный телефон является именно личным, то это относится к личным вещам и не имеет отношения к мероприятиям, проводимым в офисе юридического лица. Чем же можно аргументировать и отстоять отказ выполнять требования о выдаче личных мобильных и паролей к ним?

Прежде всего ст. 23 Конституции гласит, что каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени, а также на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение возможно только по решению суда. Уже на основании этой статьи Конституции изъятие мобильного телефона допустимо исключительно по решению суда.

Подтверждением является и ст. 186 УПК РФ, в соответствии с которой также требуется судебное решение. В ней сказано: «При наличии достаточных оснований полагать, что телефонные и иные переговоры подозреваемого, обвиняемого и других лиц могут содержать сведения, имеющие значение для уголовного дела, их контроль и запись допускаются при производстве по уголовным делам о преступлениях средней тяжести, тяжких и особо тяжких преступлениях на основании судебного решения».

И здесь решение суда предусмотрено обязательным условием.

Прямого указания на возможность изъятия личных мобильных телефонов граждан в действующем законодательстве нет. Расширенное толкование и отнесение рассматриваемых средств связи к так называемым «вещам» является злоупотреблением и фактически понуждением к их выдаче.

Доверяя информацию своим мобильным телефонам, мы прежде всего предполагаем, что она защищена именно законом.

Заплатят за ипотеку

Госдума во втором чтении вчера приняла законопроект, который обеспечит привлечение обоих родителей к обеспечению жильем несовершеннолетних детей.

Сейчас по Семейному кодексу каждого из родителей можно привлечь к оплате дополнительных расходов на содержание ребенка только в случае отсутствия соглашения и наличия особых обстоятельств. В перечень особых обстоятельств входят: тяжелая болезнь, увечья несовершеннолетних детей или нетрудоспособных совершеннолетних нуждающихся детей, необходимость оплаты постороннего ухода за ними. Если поправки будут приняты, то в список особых обстоятельств будет добавлено отсутствие пригодного для постоянного проживания жилого помещения. Это позволит привлекать обоих родителей после развода к расходам по обеспечению ребенка жильем.

«Полностью поддерживаем этот законопроект, так как он реально может помочь семьям улучшить качество жизни, — заявил «РГ» председатель Комитета Совета Федерации по социальной политике Валерий Рязанский. — Главная его задача — формирование ответственного отношения каждого из родителей к судьбе своего ребенка. Сейчас ведь как зачастую происходит: развелись, разъехались и, как говорится, забыли друг о друге. Так быть не должно».

С этим не поспоришь, но как заставить механизм работать? К тому же если у родителя нет средств на покупку или аренду квартиры для ребенка, нельзя же насильно отнимать у него последние деньги. Механизм исполнения законопроекта должен разработать минюст, полагает Рязанский. «Вопрос, связанный с обеспечением ребенка жильем, родители могут решить путем заключения соглашения, а если такое соглашение не достигнуто, то в судебном порядке, — считает доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин РЭУ им. Г.В. Плеханова Наталья Свечникова. — Для того чтобы установить, каким образом родитель, проживающий отдельно от ребенка, после развода будет привлечен к несению дополнительных расходов на жилье, суд может принять к сведению материальное и семейное положение каждого из родителей и определить порядок несения дополнительных расходов. В случае, когда у родителя, с которым остался ребенок после развода, возникла необходимость в дополнительных расходах для обеспечения жильем ребенка, суды смогут, кроме тех алиментов, которые были уже назначены, обязать выплачивать дополнительные алименты, предназначенные для оплаты аренды жилья для ребенка или частичного погашения ипотечных платежей».

Ольга Игнатова

<em><strong>МОСКВА, 8 июл — РИА Новости, Мария Семенова.</strong> Со 2 по 5 июля в Москве проходил XVI Европейский психологический конгресс, в котором приняли участие представители 83 стран. Специалисты обсудили особенности психологии разных возрастов, учебной мотивации, детско-родительских отношений, а также проблемы самоопределения. Среди наиболее актуальных не только для научного сообщества, но и для большинства людей тем — детская безопасность в интернете. Заведующая кафедрой возрастной психологии МГУ Ольга Карабанова рассказала РИА Новости, как понять, что ребенок столкнулся с опасностью в интернете, и защитить его. </em><strong>— Что за опасности могут ждать в интернете? </strong>— В основном родителей беспокоит интернет-зависимость. Это серьезная проблема: когда ребенок уходит в виртуальное пространство, его развитие останавливается. Желание выпасть из реальности возникает не на пустом месте. Каждый человек хочет успеха и достижений. Если в реальной жизни этого нет — то есть ребенок плохо учится, у него нет хобби, его отвергают сверстники, им не очень интересуются родители, — возникает желание найти нишу, где он мог бы легко, без особых трудностей добиться успеха. Такой нишей становятся компьютерные игры или соцсети, где можно выставить свою жизнь так, как тебе хочется, получить уважение и признание. <strong>— Чем обезопасить ребенка? </strong>— Нужно развивать медиакомпетентность, информационную грамотность. Это умение не только искать, хранить, защищать информацию, но и критически относиться к тому контенту, который тебе предлагают, распознавать приемы манипуляции сознанием. Сегодня существуют программы формирования медиаграмотности, по этой теме проводят уроки в школах. В МГУ на кафедре психологии личности на протяжении нескольких лет разрабатывались материалы о том, как пользоваться интернетом, не подвергая себя опасности.Некоторые доброхоты предлагают: возьмите у ребенка пароль от его страницы в соцсетях и проверяйте, что он там делает. Может быть, до поры до времени, пока он еще маленький, такие методы и будут работать. Но как только он станет подростком, найдет массу способов, чтобы скрыть свою конфиденциальную страничку от родителей. Например, заведет второй аккаунт, а тот, что предназначен для родителей, сделает образцово-показательным: дескать, наслаждайтесь тем, что я такой белый и пушистый. Но главная проблема в таком контроле — утрата доверия. У человека не будет интернет-зависимости, если в реальной жизни у него есть увлечения и друзья. Так что нужна простая профилактика: найти ту сферу, где ребенок может быть успешен, работать над тем, чтобы у него были друзья. А многие родители не хотят, чтобы к ним домой приходили шумные мальчики-девочки и приносили грязь. Они не разрешают приводить гостей, и ребенок уходит в Сеть — а там очень много ловушек. <strong>— Как такую профилактику осуществить на практике? </strong>— Еще в дошкольном возрасте с ребенком нужно заниматься, чтобы в его жизни были игра, рисование, музыка, танцы, спорт. Без взрослого он не увидит возможностей, которые есть в этом мире. Но часто на вопрос «Что делаете вместе с ребенком?» родители отвечают: «Гуляем». Это обычно значит, что взрослый сидит на лавке и беседует по телефону, а ребенок предоставлен сам себе. Или говорят: «Вместе телевизор смотрим» — тоже «замечательная» совместная деятельность. Когда дети становятся старше, нужно выбрать для них дополнительное образование — секции, кружки. Они обязательно найдут дело по душе, обретут не только сферу самореализации, но и единомышленников. Однако самое главное — не вводить систему жесткого контроля. В подростковом возрасте это вызывает сопротивление и агрессию, контакт с родителями теряется. Надо отбросить авторитарные способы воспитания. Самый простой способ для родителей понять, правильно ли они действуют, — задать себе вопрос: «Что бы я почувствовал, если бы кто-то держался со мной так, как я с ним?» Это не значит, что надо полностью отказаться от контроля. Сегодня в психологии употребляют термин «мониторинг». Мониторинг предполагает осведомленность родителя о том, где находится ребенок, что делает, с кем дружит, какие у него проблемы и интересы. Но при этом взрослые не вмешиваются, пока не возникает опасная ситуация.Девяносто процентов интернет-зависимых — дети, у которых проблемы в семье. Это могут быть конфликты между супругами, вынуждающие ребенка отгородиться и уйти в виртуальное пространство, где он себя чувствует комфортно. Но даже если нет проблем в семье, какое-то неблагополучие обязательно имеется: например подростка не принимают одноклассники. <strong>— Как поступить родителям, чтобы предупредить уход ребенка в виртуальный мир? </strong>— Обратиться к сыну или дочери, рассказать о своем беспокойстве, предложить обсудить эту тему. Нужно услышать, зачем это нужно ребенку, какова его мотивация? И после этого попытаться предложить другую сферу деятельности, которая удовлетворила бы эту потребность и вместе с тем не представляла бы опасности. Не стоит пытаться запрещать детям заходить в Сеть: они гораздо искушеннее нас. Мне на сеансах подростки иногда говорят: «Мама меня наказала, отключила интернет, вы только не говорите ей, но я прекрасно знаю, как обходить все эти запреты».<strong>— Если речь идет не просто о зависимости, а о том, что ребенку кто-то угрожает? Если он попал в так называемые группы смерти или столкнулся с педофилом? </strong>— Когда отношения ребенка и родителей — это уважение и равноправие, встретив в интернете что-то угрожающее, он обратится именно к ним. Есть простой психологический тест: спросить у детей, у кого они попросят помощи, если случится какая-то неприятность. Даже современные подростки в подавляющем большинстве случаев называют родителей, то есть они не отрицают участия семьи, а просто не хотят, чтобы ими командовали. Но если родителей нет среди тех, к кому ребенок обратится за помощью, значит, в их отношениях не все в порядке. Манипуляторы ловят и завлекают в группы экстремистской направленности детей с признаками неблагополучия, например, тех, кто жалуется в соцсетях на проблемы в семье или на то, что у них нет друзей. Первый шаг манипуляторов: оказать поддержку, посочувствовать, вызвать доверие. Когда ребенок открывается, его изолируют от привычного окружения, в первую очередь — от семьи. Он замыкается в себе, отказывается от контакта с родителями. На следующем этапе вводится устав и миссия той группы, в которую его вовлекают. Появляется идея избранности, ребенку внушают: «Мы заметно выше других, у нас особая цель, только мы можем понять друг друга». Таким образом, создается новое представление о себе. После этого начинается программирование сознания, внушение нужных идей. Ребенка вводят в измененное состояние сознания, самый простой способ для этого — ночная переписка. Уже на этапе, когда подросток отрывается от друзей, родственников и родителей, с ним сложно работать. Родители могут заметить симптомы: сын или дочь переключает вкладки, как только мама или папа входят в комнату, засиживается вечерами, запирает дверь, проводит ночь с телефоном. Он заторможен, не откликается на зов, погружен в свои мысли, отвечает невпопад. Другие признаки: потеря аппетита, равнодушие к оценкам. К примеру, раньше прятал двойку от родителей, пытался соврать, а теперь ему все равно. — <strong>Что делать? </strong>— Если родители точно знают об опасности, нужно изолировать ребенка. Если речь идет о педофилах, запрещенных в России экстремистских организациях или группах, где детей провоцируют на употребление психоактивных веществ, наркотиков, следует связаться с правоохранительными органами. Сама семья должна оградить ребенка от такого влияния. В ситуации реальной угрозы жизни уже все средства хороши: можно и отобрать телефон, и лишить компьютера. А самое важное — найти контакт с ребенком. Не получается — обратитесь к психологам, занимающимся кризисными ситуациями. <strong>— А если родитель заметил: что-то не так, но еще не понял, что именно? </strong>— Можно обратиться к специалисту, психологическая служба готова с этим начать работать. Есть нюанс: если мы хотим помочь ребенку, нужно, чтобы он был на это согласен. Но родителю иногда бывает достаточно консультации, чтобы понять, какие шаги необходимо предпринять. <strong>— В этом случае ломать пароли оправданно?</strong>— Нет. Чтобы вытащить подростка из этой ситуации, нужно доверие. Взлом сработает только один раз. Если родитель сделал это в невменяемом состоянии, от безысходности, не думая о последствиях, ребенок это поймет, правильно оценит и, может быть, пойдет навстречу. Но если это превращается в систему контроля, он взбунтуется.